vaping-alliance
Логотип Журнала Nicotiana \Никотиана

С паром по барам

Рок-музыкант Филипп Август покурил с хипстерами и вейперами

Курить нельзя уже почти везде, зато очень много где можно "парить" — курить электронные сигареты, или вейперы. Подзаработать на этой модификации вредной привычки решил некурящий Евгений Белявский — свой бизнес он построил на вкусовых добавках к вейперам. Проинспектировать пар со вкусом кекса, коктейля и питайи ("драконьего фрукта") по просьбе "Денег" согласился сын барда Олега Митяева, рок-музыкант Филипп Август.

Евгений Белявский, 32-летний предприниматель из Санкт-Петербурга, зарабатывает на производстве вкусовых добавок к электронным сигаретам и место для встречи выбирает соответствующее — московское заведение VapeStation, где собираются любители парового курения. Российская вейпер-культура только-только сформировалась, и это отчетливо видно по спартанской обстановке бара: окутанный парами маленький пустой зальчик в подвале жилого дома на Таганской с барной стойкой и игровой приставкой. Хозяева заведения, Роман Сусенко и Игорь Тарасов, хлопочут за барной стойкой, переставляя на полках аптечного вида баночки и коробочки — жидкости для заправки вейперов. "Любую можно попробовать, если понравится — купить, сами зальем в сигарету",— поясняет Сусенко. С обычными жидкостями, которые традиционно продаются в барах, у VapeStation пока плохо — только чай. Зато здесь продают все, что связано с электронными сигаретами: сами устройства, запчасти к ним, аксессуары.

Белявский выкладывает на полированную поверхность свое добро. Владельцы бара посматривают скептически: у них выставлены только импортные жидкости, ни к какому импортозамещению готовности они пока не выказывают. Но организовать дегустацию могут — Роман выводит с полок на построение с десяток испарителей: одни формой корпуса похожи на призмы, другие на сплющенные коробочки. У Белявского сигарета более привычной формы — этакая сигара толщиной с палец. Названия его жидкостей все-таки отсылают к традиционным барам: "Пина колада", "Амаретто", "Сердце дракона". Состав, впрочем, не такой романтичный: неизменные для любой начинки электронных сигарет глицерин и пропиленгликоль, пищевые ароматизаторы и никотин (последний ингредиент — необязательный).

Бизнес повышенной легкости

Наименования, дизайн упаковок и состав жидкости придумывает компаньон Белявского, с которым они и основали дело. "С Дмитрием мы знакомы 15 лет, вместе работали в одной компании",— рассказывает предприниматель, пока я разглядываю пузырьки в ожидании Филиппа. "Он долго и много курил, потом бросил, перейдя на "электронки", сам стал смешивать разные ингредиенты, вкусы — готовых жидкостей ему было мало. И как-то раз пришел ко мне с предложением попробовать на этом заработать",— вспоминает Белявский. Бизнес-опыт у Евгения, экономиста по образованию, уже был, в сфере бухгалтерского программного обеспечения, затем в торговле бытовой химией. Идея показалась ему перспективной, и в феврале 2015 друзья учредили Intrue Lab. Начинали, по словам Евгения, на собственные средства: "Скинулись поровну, набрали стартовые 400 тысяч рублей на закупку сырья и прочие расходы, а уже к апрелю имели огромную очередь заказов".

Рассказ Белявского прерывает вошедший Филипп Август. Сын барда Олега Митяева, Филипп умильных песен вроде отцовской "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались" не поет, его жанр — тяжелый рок. Вокалист группы "Стимфония", интеллигентного вида молодой человек, сразу заявляет о своей нелюбви к электронным сигаретам: "Обычные сигареты пытаюсь бросить, но не за счет электронных — от них как будто связки склеиваются. Наш жанр довольно непростой в плане пения — нужно низкие ноты долго держать, и я заметил, что именно после электронных никотин в горло бьет — сразу в рычание, хрип". Евгений и Роман принимаются на два голоса растолковывать Августу преимущества испарителей — по их словам, от вейперов с табаком вред на порядок ниже, чем от сигарет, а без табака чуть ли не полезны, но Филипп к вейп-пропаганде относится настороженно. Выясняется, правда, что вокальные неудобства музыканту доставляли только одноразовые электронные сигареты, многоразовых он еще не пробовал. Услышав это, Евгений с Романом потихоньку возвращаются к достоинству вейперов. "Я курил 18 лет, как только попробовал вейпер, сразу бросил, спортом начал заниматься",— агитирует Сусенко, пододвигая многоразовые образцы ближе к Филиппу, но и это не помогает. "Много знакомых музыкантов перешли на вейперы, и толку? Раньше без обычных сигарет не могли, теперь без электронных,— философски замечает Филипп и тут же спрашивает: — В отличие от обычных эти хоть курить везде можно?"

Белявский радостно рапортует: "Электронные сигареты никак не регулируются у нас. Не подлежат обязательной сертификации, как в Европе, никак не ограничено место употребления, даже запрета на продажу несовершеннолетним нет". (Роман с Игорем уверяют, что они детям испарители не продают ни под каким соусом.) "Из-за отсутствия контроля это очень легкий бизнес, с низким порогом входа",— продолжает основатель Intrue Lab. Помимо вейперов как таковых свои выгоды есть и внутри выбранной Белявским ниши: "Производство предельно простое и дешевое, если речь не о промышленных масштабах на сотни тысяч штук, где уже нужно дорогое оборудование. Если же делать 8-9 тысяч флаконов жидкости в день, как мы это делаем, то не нужно ни обучать сотрудников, ни тратиться на сложные станки".

У кого лучше медуза

Впрочем, не у всех торговля сигаретными ароматизаторами складывается столь успешно, в чем за время беседы мы убедились воочию. В бар зашли парень и девушка лет 25, и на другом конце стойки стали что-то настойчиво предлагать бармену. "По десятку в день ходит к нам, жидкости самодельные предлагают,— неохотно объясняет Роман Сусенко.— Мы берем американские. Там вейпинг популярен давно, люди технологии наработали. Наши жидкости пока недотягивают". И, посмотрев на вытянувшееся лицо Евгения, вежливо добавляет: "Не все, конечно".

Белявский уверяет, что у него со сбытом проблем нет. Через четыре месяца после запуска он попал на Vapexpo, первую в стране конференцию по электронным сигаретам, где сумел обратить внимание довольно крупного по меркам этого бизнеса ритейлера — "Супер Смок" — и благодаря контракту с ним за первый год работы жидкостей для испарителей в Intrue Lab продали на 190 млн рублей. Сегодня, по словам Евгения, выручка бизнеса каждый месяц растет в среднем на 50%, в планах выход на европейские рынки.

"В последний год-два — настоящий бум вейпинга. И в России, и в мире",— округляет глаза Роман Сусенко. Филипп Август интересуется, почему так — электронную сигарету ведь давно изобрели вроде бы. Роман и Евгений объясняют, что сигарету изобрели в 2004-м — китайский фармацевт Хон Лик, для борьбы с курением, и поэтому она была так похожа на обычную сигарету, даже с красным огоньком на конце. А сейчас ЗОЖ отходит на второй план, и вейпинг превращается в хобби или даже в образ жизни.

"Это целая культура, со своей модой, сленгом. Например, у нас не принято говорить "курить" — надо "парить"",— учит вейп-этикету Роман Сусенко. (Филипп при этих словах громко смеется.) "У любителей вейперов свои общественные места, свои развлечения",— продолжает Роман. Например, конкурсы по выдыханию пара под названием клаудчейсинг: "Участники становятся спиной к спине, по команде набирают в легкие пар и одновременно выдыхают. А жюри по специальной шкале определяет победителя — у кого клубится гуще и дольше". Другая дисциплина в этом спорте — фигурное выдыхание, когда участники придают пару максимально причудливую форму — появляются композиции из колец, медузы, драконы. Один из подчиненных Романа тут же берется демонстрировать: от души затянувшись испарителем, выпускает паровое облако. Медузу мы не увидели, но колечки и впрямь вышли ладные. "Кстати, я заметил, что в последние пару лет идет тренд на снижение крепости жидкости. Россияне стали чаще брать вкусы с низким содержанием никотина или вообще без него",— добавляет Белявский. "А зачем тогда курить, если нет никотина?" — недоумевает музыкант. "Парить",— педантично поправляет Евгений, и предлагает не рассуждать, а попробовать.

Парить в заоблачных ценах

Дегустация начинается с шуруповерта. Роман с коллегой решительно закручивают в инструмент две тонких проволоки. "Неужели струны?" — оживившись, спрашивает Филипп, ан нет — это заготовка для спирали, маленькой, но важной детали одного из типов вейперов. Включив шуруповерт, Сусенко затейливо перекручивает проволоки, на выходе получается спиралька — ее нужно вставить в наконечник вейпера и туда же поместить смоченную жидкостью ватку — своеобразный фитиль. "Такая конструкция, конечно, не во всех вейперах. Есть такие, куда жидкость надо заливать, а не закапывать, но они менее мощные",— объясняет Белявский. "То есть это еще и каждый раз самому делать?" — спрашивает вконец сбитый с толку Филипп Август. Можно, конечно, не самому, а в вейп-баре или магазине — естественно, не бесплатно, и даже без шуруповерта, только крутить придется вручную.

Наконец испаритель заряжен и готов, первая затяжка достается мне. Безникотиновый ароматизатор разлива Intrue Lab со вкусом яблока, пахнет сладко, но на вкус странный, водянистый — то ли кальян куришь, то ли в хаммаме паришься. Кашляю, передаю устройство Филиппу. Музыкант оказался куда выносливее меня — яблочный пар дегустирует долго и задумчиво, в итоге заключает, что "вполне неплохо". Потом пробуем никотиновую жидкость, вкус единодушно выбираем простой, табачный. Ароматизатор заряжают не в пружинистый испаритель, а в тот, что принес Евгений,— оказался намного лучше, кашля не вызывает, вкус и впрямь похож на сигаретный, хотя непривычная влага ощущается и здесь. "И сколько стоит на эту штуку пересесть?" — спрашивает Филипп. Обойдется, как выясняется, недешево: если человек выкуривал пачку в день и с вейперами снижать интенсивность не собирается, за день-два будет уходить 20-миллилитровый флакончик, который в баре Романа и Игоря стоит от 700 до 1500 рублей, и даже у Евгения российский аналог стоит как две пачки дорогих сигарет — 280 рублей. Это не считая самих электронных сигарет, цена на них начинается от 3-4 тысяч, современные и мощные стоят по 8-10 тысяч. Плюс постоянная потребность в зарядке (Евгений говорит, в среднем так же часто, как смартфон), расходные материалы — вата, пружины.

Впрочем, желающих на все это раскошеливаться и вправду хоть отбавляй. В кризисный 2014 год российский рынок вейперов вырос больше чем вдвое, в прошлом году достиг объема в 8,1 млрд рублей, а в этом и следующем продолжит расти в среднем на 20%. "Через 20-25 лет рынки табака и электронных сигарет сравняются, где-то вообще ожидают перевес вейперщиков над табачниками, например в Австралии, это произойдет уже через пять лет",— мечтательно говорит Евгений Белявский. Филипп смотрит на него с сомнением: "Хорошо, коли так. Но я бы не стал ни курить, ни парить за такие деньги. И пружину шуруповертом крутить точно не буду".

МАРИЯ ШЕР Коммерсантъ-Деньги(№33 от 22.08.2016):

 

Новый номер

Увеличить изображение



Подборка Новостей


Пять законопроектов об ЭСДН

Наука бросает вызов регулированию FDA в отношении ЭСДН

Кто и зачем хочет приравнять электронные сигареты к обычным

Дух закона сильнее буквы

Ученые развеяли мифы о никотине

Пресс-конференция руководителей Ассоциации ПАУРРЭНС

Законом не запрещено. Как развивается индустрия электронных сигарет и вапорайзеров

С паром по барам

Голова в облаках

Итоги июньской Vapexpo Moscow-2016

В Москве открылся второй магазин iQOS

Третья VapExpo в Москве

 
luxlite
e-mail: info@nicotiana.ru | ©2002-2016 «ИнтраСтиль». Все права защищены.